Графическая летопись блокады

Выставка «Графическая летопись блокады» основана на материалах коллекции фонда станковой графики Научно-исследовательского музея при Российской академии художеств. Она включает 17 произведений выпускников академии, художников-графиков А. И. Харшака и Ю. М. Непринцева, сражавшихся за родной город во время Великой Отечественной войны. Оба они ушли на фронт добровольцами, участвовали в военных действиях, а после войны создали серии офортов, повествующих о жизни осажденного города. Героями графических листов стали защитники и жители Ленинграда, самоотверженно боровшиеся с врагом и мужественно переживавшие все тяготы и лишения. Это и солдаты-ополченцы, уходящие на фронт, и женщины, роющие окопы, раненые дети и школьники из отрядов противовоздушной обороны. Вместе с ними художники пережили трудные военные годы, с ними радовались прорыву и снятию блокады.


Александр Исаакович Харшак​

(1908–1989)


Родился в Новгороде-Северском Черниговской губернии. В 1922 году переехал в Петроград. С 1925 по 1929 год учился в Ленинградском художественно-педагогический техникуме, после окончания которого работал художественным редактором «Красной газеты». В 1936 году посещал вечерний Институт повышения квалификации художников, в 1937 году поступил на третий курс графической мастерской Ленинградский институт живописи, скульптуры и архитектуры. Руководителем мастерской Ленинградского института был
П. А. Шиллинговский, а преподавателями И. Я. Билибин, Н. А. Павлов и К. И. Рудаков.

В июне 1941 года, не окончив институт, ушел добровольцем в Народное ополчение. Он воевал на Ленинградском фронте, участвовал в боях за Пулковские высоты, работал в газете 42-й армии «Удар по врагу» и прошел всю войну. Во время своего боевого пути художник постоянно делал карандашные зарисовки. За годы войны он создал более 400 рисунков, плакатов и карикатур.

В 1946 году вернулся к учебе в институте, а в 1947-м защитил диплом с отличием серией офортов «В борьбе за Ленинград». Награжден орденами Трудового Красного Знамени, Отечественной Войны, Красной Звезды и медалями. Его произведения находятся во многих музеях России и ближнего зарубежья.


Андрей Харшак, сын художника, вспоминал:

«В письмах с фронта папа неоднократно признавался, что он оторвался от культурной жизни, от творческих процессов, письма его пронизаны тоской по академической культуре, с которой он связывал свои творческие планы в будущем. Человек, за время войны сделавший около 400 рисунков с натуры — на фронте, в блокадном Ленинграде, он не воспринимал работу над ними как истинно творческую, а всего лишь как необходимую фиксацию фактов, свидетельство происходящего, документ. Отец предположить не мог, что тема войны станет в его творчестве ведущей. Что рисунки эти будут выставляться на огромном количестве выставок, а затем многие из них окажутся в собраниях музеев. Значит, вне всякого сомнения, они имеют не только историческую, документальную, но и подлинно художественную ценность».


Харшак Александр Исаакович (1908–1989)
Город-крепость

Офорт, акватинта
1947
НИМ РАХ


В битве за Ленинград огромное значение имели оборонительные укрепления, располагавшиеся на окраинах города. Наиболее опасным на южном направлении считался район Автово. Именно здесь был возможен танковый прорыв. На офорте мы видим противотанковые надолбы — пирамидальные или железобетонные конструкции, применяемые в качестве заграждения. Они выстроены плотной стеной совсем недалеко от домов, виднеющихся на заднем плане.


Харшак Александр Исаакович (1908–1989)
Ленинградцы
Офорт, акватинта
1947
НИМ РАХ

В этой работе художник изобразил отправление ополченцев на фронт. На мобилизационные пункты, развернутые военкоматами, только в первые два дня войны пришло около 100 000 ленинградцев, просивших направить их в действующую армию.
Слева мы видим изображение Нарвских ворот — именно отсюда уходили добровольцы на защиту города. А в 1944 году через арку прошли войска, участвовавшие в снятии блокады Ленинграда.


Во время одной из командировок в Ленинград Александр Харшак посетил детскую больницу имени Раухфуса. Там он сделал зарисовку раненного во время артобстрела маленького жителя блокадного города. Рисунок «Раненый ребенок» впервые был представлен на выставке работ художников-фронтовиков в 1943 году. Вскоре после окончания Великой Отечественной войны художник на основе наброска создал офорт «За что?», ставший одной из знаковых работ в советской военной графике.

Харшак Александр Исаакович (1908–1989)
Раненый ребенок

Офорт, акватинта
1947
НИМ РАХ


Харшак Александр Исаакович (1908–1989)
Ленинградки
Офорт, акватинта
1947
НИМ РАХ


При активном участии жителей города в короткое время на подступах к Ленинграду было создано 626 км противотанковых рвов, 400 км эскарпов, 635 км проволочных заграждений и поставлено около 50 тысяч надолб. В самом городе было возведено более 25 км уличных баррикад.


Юрий Михайлович Непринцев

(1909–1996)


Родился в Тифлисе в семье архитектора. С раннего детства занимался рисованием в студии художника Бориса Фогеля при тбилисском Доме Красной армии. В 1926 году приехал в Ленинград, где продолжил учебу в студии академика В. Е. Савинского, известного педагога, последователя П. П. Чистякова. В 1934–1938 годах учился на отделении живописи Ленинградского института живописи, скульптуры и архитектуры, где его педагогами были И. И. Бродский, А. М. Любимов, П. С. Наумов, В. А. Серов. После защиты диплома поступил в аспирантуру института, где занимался под руководством Р. Р. Френца и Б. В. Иогансона. В 1940 году принят в члены Ленинградской организации Союза художников РСФСР.

В первые дни войны Непринцев участвовал в маскировке одного из заводов Ленинграда. С июля 1941 по октябрь 1942 года был командиром взвода морской пехоты, но в военных действиях не участвовал. С ноября 1942 года работал художником Политического управления Балтийского флота, выпуская сатирические плакаты «Балтийский прожектор». Во время войны художник принимал участие в художественных выставках, в том числе во Всесоюзной выставке «Героический фронт и ты» в Москве в 1942–1943 годах.

В 1961–1967 годах создал серию офортов «Ленинградцы» (авторское название «Рассказы о ленинградцах»). 


«Мне, как свидетелю, в свое время делавшему целый ряд зарисовок и эскизов на эту тему, захотелось, правдиво донести эти события до людей, которые, может быть, после нас будет этим интересоваться. Мне казалось, что сделать это — мой гражданский долг, пока я могу еще что-то сделать, используя материал, который у меня накопился…».

Ю.  М. Непринцев


Непринцев Юрий Михайлович (1909–1996)
Сентябрь 1941 года
Офорт
1961
НИМ РАХ  

Со второго дня войны начались работы по устройству на окраинах города щелей для укрытия от воздушных налетов и оборонительных сооружений. В их строительстве участвовали десятки тысяч ленинградцев: рабочих и служащих, студентов, школьников и домохозяек. С июля по декабрь 1941 года на строительстве оборонительных рубежей под Ленинградом трудились около 500 тысяч человек. Люди работали на пределе человеческих возможностей, максимально сокращая сроки строительства и перевыполняя нормы.


Автор вспоминал об изображенном на офорте дне: «В конце ноября в Балтийском полуэкипаже комплектовались маршевые роты, и я был включен в состав одной из них в качестве командира взвода. В пасмурное, уже по – зимнему холодное утро наша рота отправилась к месту своего назначения, в один из артиллерийских дивизионов на Неве. По темным, еще безлюдным настороженным улицам трамваи доставили нас к Володарскому мосту. Девушка-кондуктор вышла из вагона проводить нас и долго смотрела вслед. Маленькая, энергичная фигурка, одиноко стоящая у трамвая, врезалась в память как последнее впечатление от Ленинграда тех дней».
Трамвай был единственным видом городского транспорта, который работал в Ленинграде почти всю блокаду.

Непринцев Юрий Михайлович (1909–1996)
Ноябрь 1941 года
Офорт
1960
НИМ РАХ


Непринцев Юрий Михайлович (1909–1996)
Декабрь 1941 года
Офорт
1960
НИМ РАХ

Самая минимальная норма выдачи хлеба действовала в блокадном городе с 20 ноября по 25 декабря 1941 года. 250 граммов хлеба получали рабочие, все остальные — 125 граммов. Такого количества хлеба не хватало для поддержания жизни, что привело к резкому скачку смертности в первую блокадную зиму. За декабрь 1941 года в Ленинграде умерло от голода около 50 тысяч человек. С началом действия ледовой Дороги жизни поступление продуктов в Ленинград увеличилось и нормы выдачи хлеба были повышены.


Сюжетом для офорта стала трагическая история, произошедшая с одним из боевых товарищей художника. Получив возможность навестить семью, он нашел в квартире тело своей жены, умершей от голода, и ребенка, погибающего в промерзшей комнате… Много лет художник не мог забыть лица своего товарища, буквально почерневшего от горя, его застывшего взгляда.

Непринцев Юрий Михайлович (1909–1996)
Январь 1942 года
Офорт
1961
НИМ РАХ

Непринцев Юрий Михайлович (1909–1996)
Февраль 1942 года
Офорт
1962
НИМ РАХ

«Помню, как в один из дней я шел по Марсову полю. Оно расстилалось снежной пустыней. Над ним в голубоватом морозном тумане висело киноварное солнце без лучей. Заиндевевшее кружево крон молодых деревьев блестело и искрилось. Я шел узкой тропкой, сжатой высокими снежными стенами. <…> Вдруг впереди на слепящей белизне загорелось что-то ярко-зеленое как молодая трава, и золотое, как осенние листья. Пораженный этим неожиданным цветовым ударом я ускорил шаги: передо мной наискосок загораживая тропинку, лежал труп молодой женщины. Окутавшее ее зеленое покрывало развернулось, и пряди рыжих волос, блестящих и живых, горели звонким золотом на снегу. <…> Мертвый взгляд был подобен отчаянному крику, который, казалось, рассек тишину и заполнил собою все вокруг. Чтобы идти дальше, нужно было переступить через этот труп. До сих пор, когда я бываю на Марсовом поле, эта горестная встреча вновь встает в памяти во всей ее мучительной боли».

Ю. М. Непринцев


Непринцев Юрий Михайлович (1909–1996)
Зима 1942 года
Офорт
1967
НИМ РАХ

Из-за частых налетов немецкой авиации людям несколько лет приходилось жить в постоянном ожидании взрывов. Артобстрелы начинались всегда внезапно. От них страдали в первую очередь жилые кварталы, школы, детские сады. В годы блокады отряды местной противовоздушной обороны постоянно дежурили в каждом районе Ленинграда. Чаще всего это были команды из молодых девушек. Они наблюдали за обстрелами с верхних этажей домов и с крыш и передавали отчеты в центральный штаб.


«Совсем юные девушки бригад МПВО, по вечерам звонко певшие в строю „Ладогу“, бесстрашно тушили пожары, носили раненных из разрушенных домов, разбирали завалы, ремонтировали дома.

<…> Кажется, не было такого дела тогда в Ленинграде, в котором бы не принимали участия женские руки. Поэтому долго и напряженно я работал над образами девушек МПВО, стремясь передать и нежную их юность, и душевную теплоту, которые жили в них вместе с безграничным мужеством, с ежечасной готовностью к подвигу».

        Ю. М. Непринцев

Непринцев Юрий Михайлович (1909–1996) Девушки МПВО
Офорт
1962
НИМ РАХ


Непринцев Юрий Михайлович (1909–1996)
Апрель 1942 года
Офорт
1961
НИМ РАХ


Как только весной оттаивала почва и появлялась первая трава, ленинградцы везде, где было возможно, разбивали огороды. На офорте мы видим усталую, изможденную женщину, отдыхающую в лучах весеннего солнца. На подоконник заколоченного окна она выставила нежную поросль рассады, словно символизирующую весну и надежду.


Непринцев Юрий Михайлович (1909–1996)
Балтийцы
Офорт
1967
НИМ РАХ

Трудно переоценить вклад моряков Балтийского флота в оборону города. С ноября 1942 года, когда Юрий Непринцев был назначен художником Политического управления Балтийского флота, он часто рисовал небольшие карандашные портреты своих боевых товарищей-балтийцев, которые и послужили основой для этого офорта


Непринцев Юрий Михайлович (1909–1996)
Зима 1943 года

Офорт
1963
НИМ РАХ


Первый марш военнопленных был проведен именно в блокадном Ленинграде — колонну немцев под конвоем провели по Невскому проспекту. Очевидцы вспоминали: «Они шли молча. Понурясь. Конвоиры скорее охраняли их от населения — да и вряд ли кому из немцев пришло бы в голову бежать. Люди, смотревшие на фрицев, в основном молчали. Если б не образцовое выполнение конвоем своих функций немцы бы точно получили бы по шее костылями».


На офорте ленинградцы, пережившие третью блокадную зиму, радуются весеннему солнцу. Дети беспечно играют на улице, не обращая внимания на уже ставшие привычными за годы блокады разрушенные во время бомбардировок здания.

Непринцев Юрий Михайлович (1909–1996)
Весна 1943 года
Офорт
1961
НИМ РАХ