Любовь Исаака Бродского к музыке общеизвестна. Его музыкальные пристрастия были удивительно разнообразны: из воспоминаний сына художника мы знаем, что «на классической музыке он не замыкался, а очень любил и легкую музыку, джазовую, эстрадную и даже бравурную цирковую». Более того, Евгений Бродский упоминает, что из Берлина Исаак Израилевич привез «патефон с большим количеством пластинок с джазовой музыкой. Надо сказать, что патефоны у нас тогда вообще не выпускались, пластинки — тоже, да и джаз-оркестров тогда еще не было. Помнится, что первый джаз-оркестр под руководством Теплицкого появился лишь в 1929 году, а теа — джаз Леонида Утесова — в 1930 году. А потому пластинки, привезенные отцом, сразу же оказались в центре внимания не только нас, молодых, желающих потанцевать, но и многих эстрадных артистов, музыкантов и даже композиторов… которые «черпали» в них материал для своего творчества. Несколько раз приходил послушать пластинки Исаак Осипович Дунаевский, и однажды — еще совсем тогда молодой Дмитрий Шостакович».

Итак ,мы решительно отвергаем уныние, меланхолию, хандру, скуку, депрессию и тоску (зеленую) и отрясаем прах вышепоименованных состояний со дней своих. И стремительно врываемся в новую весну в ритмах цыганского джаза с блистательной (на наш скромный взгляд) программой «Бродский. Джаз», созданной в партнерстве с известными петербургскими музыкантами «Джаз-квартет Алексея Станкова».

24 апреля мы приглашаем на первую встречу из этого цикла: вы услышите сочинения Джанго Рейнхардта и Стефана Граппелли, а также известные свинговые шлягеры 1920–1930-х годов в классическом для этого стиля составе: скрипка, две гитары и контрабас.

Мы очень надеемся, что атмосфера вечера будет напоминать вечера в доме художника в те дни, когда Исаак Бродский принимал гостей, и в доме «было очень весело и непринужденно, довольно поздно сидели за столом, но… без вина и водки.., а потом танцевали под патефон… фокстрот и вальс…».