Их памяти, живущий, поклонись…

Совместный виртуальный проект
«Их памяти, живущий, поклонись…»
Научно-исследовательского музея при Российской академии художеств
и Научного архива Центра научных учреждений РАХ (Санкт-Петербург)

Блокада Ленинграда 1941–1944 годов — одна из самых трагических страниц мировой истории. Свыше миллиона погибших, тысячи разрушенных памятников истории и архитектуры, сотни тысяч людей, потерявших свои семьи, — все это страшные последствия блокадных лет.
Проект посвящен подвигу профессоров, сотрудников музея и библиотеки, служащих Академии художеств, которые работали, занимались научными исследованиями и охраняли музейные собрания. 
Одним из ценнейших свидетельств блокадной жизни Академии стали снимки фотографа С. Г. Гасилова, фиксировавшего все происходящее. Сергей Гаврилович Гасилов родился в Петербурге, в семье служащего мануфактурного магазина. Учился в Политехническом институте, где получил специальность фотохимика. В 1935 году он создал при живописном факультете Академии художеств фотолабораторию, на долгие годы став бессменным бытописателем учебного заведения. Судьба распорядилась так, что он пережил с городом и Академией всю блокаду. Искусствовед М. В. Иогансен писал: «С 17 ноября 1941 г. <…> резко сократилась работа электростанций <…> Огромное здание Академии художеств погрузилось во мрак. Электроэнергию получала только фотолаборатория, где большой специалист своего дела фотограф Гасилов выполнял оборонные задачи, связанные с аэрофотосъемкой…». 
С первых дней войны велась планомерная работа по обеспечению сохранности коллекции музея Академии художеств. В июле 1941 года еще надеялись, что наиболее ценную часть собрания удастся эвакуировать. Все было подготовлено к вывозу, но вскоре стало ясно, что груз из Ленинграда не уйдет.
Музейную коллекцию вернули в Академию и разместили на первом этаже в считавшихся наиболее безопасными залах, расположенных вокруг внутреннего двора здания. Экспонаты по возможности упаковали в ящики и составили вдоль внутренних стен. Туда же перенесли и слепки с античной и западноевропейской скульптуры. Гипсы и ящики укрепили деревянными распорками и закрыли толем. Менее ценные экспонаты разместили в расположенных вокруг внутреннего двора залах второго этажа. Наиболее сложной оказалась консервация произведений искусства, находящихся в парадных залах Академии: Рафаэлевском, Тициановском, Пименовском, Екатерининском и Конференц-зале. Плафоны на потолках Пименовского и Конференц-зала, которые невозможно было снять, так и остались ничем не защищенными, как и большие гипсовые копии скульптур и вмонтированные в стены рельефы. Копии с фресок Рафаэля, Тициана и других мастеров эпохи Возрождения, расположенные под потолками двухсветных парадных залов, удалось снять и накатать на валы. На случай бомбежек были сделаны подробные зарисовки исторических залов, чтобы потом восстановить их в первоначальном виде. Наиболее ценные книги были перенесены из библиотеки Академии художеств в подвалы.
Преподавательская работа на всех факультетах Академии была начата в октябре 1941 года, преподавание шло до конца осеннего семестра 1941–1942 годов. Лекции нередко прерывались воздушными тревогами при налетах артиллерийскими обстрелами города, отключением электричества.
При тревогах не разрешалось оставаться в аудиториях, преподаватели и студенты спешно перебегали в бомбоубежище Академии. Лекции нередко проходили в подвалах. В начале декабря 1941 года электричество перестало подаваться и лекции были прекращены.
В середине января 1942 года дирекции Академии удалось организовать в здании стационар, для поддержания сил преподавательского и научного персонала. Помещались туда и некоторые очень ослабевшие студенты. Стационар находился в нижнем этаже здания Академии на углу Университетской набережной и 3-й линии. Еще ниже, в подвале здания в нескольких комнатах было устроено общежитие для профессуры и преподавателей Академии, у которых от бомбежки серьезно пострадало жилье. 
«Стекла почти во всех помещениях Академии в большинстве были выбиты разрывами бомб, частично заделаны фанерой, в комнатах была полная темнота, и без электрического света нельзя было заниматься. Столовая Академии по понятным причинам работала очень плохо. Обычно давали „суп“ с 2–3 макаронинами на дне; редко и по особым талонам выдавали небольшие мясные котлетки. О масле и молоке мы забыли и думать… Мне на лекции и — по завершении чтения — в столовую Академии приходилось ходить с места моего жительства на Петроградской стороне, конечно, пешком. Под конец, к февралю 1942 года, я еле передвигал ноги — они распухли от дистрофии, и по вечерам я их с трудом вытаскивал из валенок. Жуткими тогда были эти „путешествия“ с Петроградской стороны через Тучков мост до Академии художеств…», — вспоминал профессор, искусствовед А. А. Починков. 
Интересны и бытовые подробности жизни Академии в военное время. В круглом дворе был создан учебный пункт, где проходило обучение будущих фронтовиков: их регистрировали, выдавали походный набор, проводили инструктаж и отправляли на войну. Летом 1942 года по инициативе директора Академии В. Ф. Твелькмейера во внутреннем дворе здания Академии, а затем и в академическом саду были разбиты огороды, приносившие хоть и скудный, но столь необходимый урожай, спасший много жизней.


Гасилов Сергей Гаврилович (1893–1968)
Сфинкс на Университетской набережной перед зданием Академии художеств, закрытый дощатым футляром
1941
Фотоархив РАХ


В начале войны был разработан план по спасению и защите наиболее ценных архитектурно-исторических памятников Ленинграда. Необходимо было замаскировать, укрыть сотни памятников, скульптур, шпили и купола соборов, фасады особняков.
Самые ценные городские монументы, такие как памятники Петру I на Сенатской площади, Николаю I на Исаакиевской площади, знаменитые египетские сфинксы на Университетской набережной и многие другие, были укрыты несколькими рядами мешков с песком и фанерными щитами. 


Гасилов Сергей Гаврилович (1893–1968)
Анфилада отдела слепков Научно-исследовательского музея Академии художеств
1941
Фотоархив РАХ


К середине августа все наиболее ценные экспонаты музея были упакованы. Составленная на них опись включала более 2000 наименований… Остальную часть имущества музея перенесли в подвальное помещение. В опустевших залах остались лишь <…> больших размеров гипсовые слепки <…>. После 19-дневного (с 25 августа по 12 сентября) пребывания в пакгаузе, возле которого дежурили музейные сотрудники О. Г. Бенуа, С. И. Захарова, Д. Д. Никитенкова, А. Г. Прокоопе-Вальтер, Л. Н. Свиньина, И. А. Соколова и другие, имущество музея вернулось на Васильевский остров и было размещено в подвалах академического здания…

Иогансен М. В. Педагогический процесс и научно-методическая деятельность Института И. Е. Репина в годы Великой Отечественной войны // Вопросы художественного образования. Вып. XIX. Л., 1975


Гасилов Сергей Гаврилович (1893–1968)
Команда по охране порядка в здании Академии художеств
Декабрь 1941 
Фотоархив РАХ


Слева направо: профессор А. С. Бернштейн, А. А. Гольдрей, А. Л. Каганович, В. А. Горб, старший по смене в пожарной охране В. К. Ниткин, С. Г. Невельштейн, Я. М. Штейн, А. Г. Миллер (?), Ксенофонтов (?), Ю. Л. Рудницкая, Л. И. Сиверин, Н. И. Грановский.

Всю блокаду в Академии действовала команда по охране порядка. Сотрудники выходили на улицы города и стремились не допустить грабежей, мародерства и убийств, пытались придать ритму жизни обычное, мирное течение.


Гасилов Сергей Гаврилович (1893–1968)
Общежитие для преподавателей, студентов и сотрудников в подвале главного здания Академии художеств
Январь — февраль 1942
Фотоархив РАХ


С 8 сентября город стал ежедневно подвергаться бомбежкам и артиллерийским обстрелам <…> В дирекцию института стали поступать многочисленные заявления с просьбами предоставить место в общежитии, организованном в бомбоубежище. Среди подавших заявления были профессора С. Л. Абугов, Н. Б. Бакланов, М. П. Бобышов, Д. И. Киплик, В. А. Синайский, П. А. Шиллинговский, И. Я. Билибин, А. И. Сегал, Я. Г. Гервиц <…> Вскоре в подвальные помещения стали переселяться сотрудники Академии, у которых были повреждены бомбежками квартиры…

Иогансен М. В. Педагогический процесс и научно-методическая деятельность Института И. Е. Репина в годы Великой Отечественной войны // Вопросы художественного образования. Вып. XIX. Л., 1975

После начала войны я стал чаще встречаться с Иваном Яковлевичем [Билибиным], так как <…> мы жили рядом в подвале Академии, где размещалось наше бомбоубежище. Билибин с женой <…> поселился в профессорском общежитии, в большом сводчатом помещении, которое мы назвали «профессорским дотом». Напротив, в маленьком отсеке, жили я и Александр Израилевич Сегал, тогда исполнявший обязанности директора института. <…> Однажды к А. И. Сегалу <…> пришел профессор Дмитрий Иосифович Киплик. Он предложил способ превращения казеиновых красок, оставшихся в академической кладовой после ремонта Академии, в питательный казеин. Осунувшийся, надломленный голодом, он просил как можно скорее разрешить ему осуществить свой опыт. Просьба его была удовлетворена. Дмитрий Иосифович заведовал лабораторией техники живописи и прекрасно реализовал свое предложении, получив за это двойную долю казеина…

Бродский И. А. В дни блокады // И. Я. Билибин: Статьи. Письма. Воспоминания о художнике. Л.: Художник РСФСР, 1970


Гасилов Сергей Гаврилович (1893–1968)
Преподаватели и сотрудники Академии художеств в столовой-стационаре 
Зима 1942
Фотоархив РАХ

На первом плане слева П. С. Наумов, за ним К. П. Фурсов (без головного убора), справа от него у стола А. И. Савинов (в ушанке), в глубине у стены С. Я. Турковский, у стола справа Н. Б. Бакланов (в очках), А. И. Заколодин


В середине января 1942 года Дирекции Академии удалось организовать в здании стационар, куда направляли наиболее нуждавшихся в поддержке членов коллектива. Возглавляли его врачи Б. Н. Бурда и Е. Д. Зайцев. Находился он в нижнем этаже здания Академии на углу набережной 3-й линии <…> Ослабевшие люди постепенно оживали и возвращались к любимому делу <…> Стационар спас многих от, казалось бы, неминуемой голодной смерти…

Иогансен М. В. Педагогический процесс и научно-методическая деятельность Института И. Е Репина в годы Великой Отечественной войны // Вопросы художественного образования. Вып. XIX. Л., 1975


Гасилов Сергей Гаврилович (1893–1968)
Директор Всероссийской Академии художеств В. Ф. Твелькмейер в своем рабочем кабинете
Февраль 1942
Фотоархив РАХ


Ленинградское отделение Академии в течение всего времени его существования (до июля 1944) возглавлял доцент В. Ф. Твелькмейер <…>
Основная задача состояла в обеспечении сохранности всего имущества Академии — зданий, оборудования кабинетов, мастерских, аудиторий, разного вида пособий, музейных и библиотечных фондов. Чтобы совершать ежедневные многократные обходы объекта, выполнять даже минимум работ, связанных с подержанием порядка <…> нужны были трудоспособные люди, а таких было очень мало. Поэтому первоочередным делом руководителя и его ближайших помощников (В. А. Анисимова, М. Я Григорьева, С. М. Кантор) было помочь восстановить силы истощенным людям. Огромная работоспособность и организаторский талант, присущие Твелькмейеру, проявились и на новой должности, несмотря на то что он в полной мере испытал все тяготы первой блокадной зимы. Он устраивал наиболее слабых в городские стационары, добился получения для ряда товарищей продовольственных карточек 1-й категории, организовал переселение работников Отделения в академическое здание, что экономило силы и исключало возможность быть убитыми в пути <…> За короткое время Твелькмейер сумел сплотить разных людей в дружный трудолюбивый коллектив. Забота о кадрах позволила не только сохранить многим жизнь, но и справиться в дальнейшем с большим объемом разнообразных работ…   

Иогансен М. В. Педагогический процесс и научно-методическая деятельность Института И. Е. Репина в годы Великой Отечественной войны // Вопросы художественного образования. Вып. XIX. Л., 1975


Гасилов Сергей Гаврилович (1893–1968)
Эвакуация студентов, преподавателей и сотрудников в Самарканд. 3-я линия Васильевского острова у здания Академии художеств
19 февраля 1942
Фотоархив РАХ


Как только наладилось движение по льду Ладожского озера, в числе первых учреждений, переправленных на Большую землю, была Всероссийская Академия художеств. Основная часть — 250 человек — выехала из Ленинграда 19 февраля 1942 г., 35 человек эвакуировались в марте, отдельные лица покинули город еще позже…

Иогансен М. В. Педагогический процесс и научно-методическая деятельность Института И. Е. Репина в годы Великой Отечественной войны // Вопросы художественного образования. Вып. XIX. Л., 1975


Гасилов Сергей Гаврилович (1893–1968)
Заседание Государственной инспекции по охране памятников по вопросам сохранения архитектурных сооружений и художественных ценностей в условиях войны и блокады Ленинграда
1942
Фотоархив РАХ


Заседание проходило в помещении библиотеки. Среди изображенных: М. А. Ильин, Г. Г. Гримм, Ю. П. Гремячинская, Н. Н. Белихов, А. К. Григорьев, А. К. Барутчев, И. Г. Капцюг, В. Я. Курбатов. 

Сотрудники Академии принимали активное участие и в общественной жизни города. Как следует из протокола заседания, было принято решение о закрытии дощатыми футлярами скульптурных групп на улицах города с их последующей эвакуацией. 


Гасилов Сергей Гаврилович (1893–1968)
Здание Академии художеств. Садовый фасад после попадания бомбы
1943
Фотоархив РАХ


4 апреля 1942 года в северо-восточный угол здания попала 500-килограмовая авиабомба. Пробив три перекрытия, она разорвалась в нижнем этаже. Полностью были разрушены газоубежище, мастерская проф. А. А. Осмеркина — помещение, в котором провел последние годы Т. Г. Шевченко. Каким-то чудом уцелела только мемориальная мраморная доска… 


Иогансен М. В. Педагогический процесс и научно-методическая деятельность Института И. Е. Репина в годы Великой Отечественной войны // Вопросы художественного образования. Вып. XIX. Л., 1975

Стены Академии притягивали, как родной дом, сюда добирались из последних сил и, если дорога отнимала все силы, здесь и умирали. <…> Почти все оставшиеся в городе переехали в здание Академии <…>, [которое] производило в дни блокады фантастическое впечатление.
По длиннейшим, пустым коридорам было жутко ходить даже при дневном свете. Казалось, что жизнь никогда не вернется сюда. И все-таки, несмотря на заклеенные накрест стекла, огромную фанерную заплату на садовом фасаде, Академия казалась прекрасной для тех, кто ее любил. Она была и нашей крепостью. Толстые стены служили надежной защитой, и даже угодившая в здание бомба не ослабила веры в его надежность…

Подвиг века: Художники. Скульпторы, архитекторы, искусствоведы в годы Великой Отечественной войны и блокады Ленинграда: Воспоминания, дневники, письма, очерки, литературные записи / Автор-сост. Н. Паперная. Л.: Лениздат, 1969


Гасилов Сергей Гаврилович (1893–1968)
Разрушенные корпуса на Литейном дворе Академии художеств
1943
Фотоархив РАХ


В апреле 1942 года на Литейный двор было сброшено 4 бомбы, кажется, по 250 кг. Тогда в руины были превращены мастерская проф. В. А. Синайского и флигель с гаражом, сильно пострадали три жилых корпуса…

Иогансен М. В. Педагогический процесс и научно-методическая деятельность Института И. Е. Репина в годы Великой Отечественной войны // Вопросы художественного образования. Вып. XIX. Л., 1975


Гасилов Сергей Гаврилович (1893–1968)
Разрушенная батальная мастерская Академии художеств
1943
Фотоархив РАХ


Гасилов Сергей Гаврилович (1893–1968)
Мозаичный корпус Академии художеств. Садовый фасад
Весна 1944 
Фотоархив РАХ


12 октября 1941 года в брандмауэрную стенку на стыке домов № 4 и № 6 по 3-й линии, в которых находилось общежитие студентов, попала первая, но далеко не последняя на территории Академии, авиабомба <…> Кроме значительных повреждений, причиненных домам, взрывной волной выбило почти все стекла в рядом расположенных зданиях. Остался без стекол и корпус мозаичной мастерской, где под руководством профессора Академии, художника-мозаичиста В. А. Фролова продолжали набирать панно для станции Московского метрополитена… 

Иогансен М. В. Педагогический процесс и научно-методическая деятельность Института И. Е. Репина в годы Великой Отечественной войны // Вопросы художественного образования. Вып. XIX. Л., 1975


Гасилов Сергей Гаврилович (1893–1968)
Рафаэлевский зал Научно-исследовательского музея Академии художеств
1944 
Фотоархив РАХ


Копии с фресок Рафаэля, Тициана и других мастеров эпохи Возрождения, расположенные, под потолками двухсветных Парадных залов удалось снять и накатать на валы.

Особенно сложным и ответственным было снятие со стен залов музея копий росписей Рафаэля и Тициана. 10 июля для решения этого вопроса директор института В. Я. Родионов счел нужным созвать специальное совещание. В нем приняли участие научный руководитель музея А. В. Смирнов, секретарь парторганизации Н. А. Суханов, профессора Я. Г. Гевир ц, С. К. Исаков, М. К. Каргер, Д. И. Киплик, реставратор Н. К. Маковская и другие лица…

Иогансен М. В. Педагогический процесс и научно-методическая деятельность Института И. Е. Репина в годы Великой Отечественной войны // Вопросы художественного образования. Вып. XIX. Л., 1975


Гасилов Сергей Гаврилович (1893–1968)
Огород в саду Академии художеств. Вид от главного здания Академии
Весна 1944
Фотоархив РАХ


Гасилов Сергей Гаврилович (1893–1968)
Огород в круглом дворе Академии художеств
Лето 1944
Фотоархив РАХ


Летом 1942 года по инициативе В. Ф. Твелькмейера во внутреннем дворе Академии, появился огород, давший осенью хороший урожай картофеля, значительно поддержавшего академических обитателей.


Гасилов Сергей Гаврилович (1893–1968)
Огород в саду Академии художеств
Осень 1944
Фотоархив РАХ


Сначала в академическом саду, а затем и во внутренних двориках были разбиты огороды, приносившие скудный, но урожай, спасший много жизней. 


Гасилов Сергей Гаврилович (1893–1968)
Здание Академии художеств. Фрагмент главного фасада
Лето 1944
Фотоархив РАХ


Стекла, почти во всех помещениях Академии, в большинстве были выбиты разрывами бомб, частично заделаны фанерой, в комнатах была полная темнота, и без электрического света нельзя было заниматься…

Починков А. А. Научные работы. Воспоминания. Стихотворения. СПб., 2006 

За короткое время была произведена заклейка оконных стекол бумажными полосами, вставлены маскировочные щиты. Часть подвальных помещений оборудована под бомбоубежище…

Иогансен М. В. Педагогический процесс и научно-методическая деятельность Института И. Е. Репина в годы Великой Отечественной войны // Вопросы художественного образования. Вып. XIX. Л., 1975


Гасилов Сергей Гаврилович (1893–1968)
Группа сотрудников Всероссийской Академии художеств, переживших весь период блокады в Ленинграде, в кабинете истории искусств накануне возвращения Академии из эвакуации
1944
Фотоархив РАХ

В первом ряду сидят слева нарпаво: Н. Е. Белоутова, неизвестная, В. А. Успенский, А. А. Белогруд, В. Ф. Твелькмейер, Ю. П. Алехнович, девочка (стоит в центре) — Люся Беляева, С. Н. Гасилов, М. Я. Григорьева, А. Н. Таран. Стоит за спиной С. Г. Гасилова — Е. С. Таскова. В верхнем ряду стоят: 3-я слева — Р. А. Беляева, 4-я — М. И. Ященкова, 8-я — П. Т. Шилова.